Дембель
Я люблю тебя, Клара
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Дембель > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Позавчера — понедельник, 14 января 2019 г.
... Succubus Love 03:06:42
Притча об уверенности в себе

Однажды к Мастеру пришел молодой человек и сказал:

— Я пришел к тебе, потому что чувствую себя таким жалким и никчемным, что мне не хочется жить. Все вокруг твердят, что я неудачник, растяпа и идиот. Прошу тебя, Мастер, помоги мне!

Мастер, мельком взглянув на юношу, торопливо ответил:

— Извини, но я сейчас очень занят и никак не могу тебе помочь. Мне нужно срочно уладить одно очень важное дело, — и, немного подумав, добавил: — Но если ты согласишься помочь мне в моем деле, то я с удовольствием помогу тебе в твоем.

— С… с удовольствием, Мастер, — пробормотал тот, с горечью отметив, что его в очередной раз отодвигают на второй план.
— Хорошо, — сказал Мастер и снял со своего левого мизинца небольшое кольцо с красивым камнем.

— Возьми коня и скачи на рыночную площадь! Мне нужно срочно продать это кольцо, чтобы отдать долг. Постарайся взять за него побольше и ни в коем случае не соглашайся на цену ниже золотой монеты! Скачи же и возвращайся как можно скорее! Юноша взял кольцо и ускакал. Приехав на рыночную площадь, он стал предлагать кольцо торговцам, и те поначалу с интересом разглядывали его товар.

Но стоило им услышать о золотой монете, как они тут же теряли к кольцу всякий интерес. Одни открыто смеялись ему в лицо, другие просто отворачивались, и лишь один пожилой торговец любезно объяснил ему, что золотая монета — это слишком высокая цена за такое кольцо и что за него могут дать разве что медную монету, ну в крайнем случае серебряную.

Услышав слова старика, молодой человек очень расстроился, ведь он помнил наказ Мастера ни в коем случае не опускать цену ниже золотой монеты. Обойдя весь рынок и предложив кольцо доброй сотне людей, юноша вновь оседлал коня и вернулся обратно. Сильно удрученный неудачей, он вошел к Мастеру.

— Мастер, я не смог выполнить твоего поручения, — с грустью сказал он. — В лучшем случае я мог бы выручить за кольцо пару серебряных монет, но ведь ты не велел соглашаться меньше чем на золотую! А столько это кольцо не стоит.

— Ты только что произнес очень важные слова, сынок! — отозвался Мастер. — Прежде чем пытаться продать кольцо, неплохо было бы установить его истинную ценность! Ну а кто может сделать это лучше, чем ювелир? Скачи-ка к ювелиру да спроси у него, сколько он предложит нам за кольцо. Только, что бы он тебе ни ответил, не продавай кольцо, а возвращайся ко мне. Юноша снова вскочил на коня и отправился к ювелиру.

Ювелир долго рассматривал кольцо через лупу, потом взвесил его на маленьких весах и, наконец, обратился к юноше:

— Передай Мастеру, что сейчас я не могу дать ему больше пятидесяти восьми золотых монет. Но, если он даст мне время, я куплю кольцо за семьдесят, учитывая срочность сделки.

— Семьдесят монет?! — юноша радостно засмеялся, поблагодарил ювелира и во весь опор помчался назад.

— Садись сюда, — сказал Мастер, выслушав оживленный рассказ молодого человека. И знай, сынок, что ты и есть это самое кольцо. Драгоценное и неповторимое! И оценить тебя может только истинный эксперт. Так зачем же ты ходишь по базару, ожидая, что это сделает первый встречный?

Настроение: Обычное. Хочется все ещё спать.
воскресенье, 13 января 2019 г.
Один щелчок и пролетит целая жизнь Menerili 19:52:11
Такое чувство, что прошлого не было
Что оно очень быстро проскользнуло мимо
Будто это не со мной
Будто я просто смотрела со стороны
Или даже сейчас продолжаю смотреть со стороны на собственную жизнь

Кто-то щёлкнул пальцами и года пролетели яркой вспышкой

И я не понимаю как я тут оказалась

Такое чувство будто я это не я

Я будто проснулась
Очнулась

Смотрю и какой-то другой человек вместо меня
Всё изменилось

А у меня даже фотографий нормальных практически не осталось, чтобы сохранить воспоминания

Жизнь бежит

А как я её проживаю?

Задумалась

Интересно

Мне всегда это говорили психологи, неврологи и прочее и тому подобные

Говорили мол у тебя интересная жизнь

Да

Когда тебя избивают это так интересно
Очень увлекательно

И когда пытаются изнасиловать

Очень

Очень

Интересно

Ведь они всерьёз называли произошедшее интересным

А если отбросить эти и множество других подобных хуевых моментов, то моя жизнь правда интересная поэтому мне и кажется, что её темп быстрый

Она насыщенная

Мне есть что интересного рассказать
Нет, не те два интереснейших факта выше

Разные истории
Ебанутые и не очень люди
Тёплые воспоминания

это всё не зря

Я хочу применить всё это во благо себе

Теперь у меня родилась идея
Которая неоднократно умирала и воскресала

~Ночной бред~
суббота, 12 января 2019 г.
. Хорьхэ 18:10:02
 Какой ад я пережил вчера...
Я не давно порекомендовал одной девке антидепр и... Как бы меня наказали за это!
Вот, мол жуй, доброхот.
Она ж должна умучиться, как ты в ее годы, а ты подшухерил.
Мразь, получай. Вот такая мысль чет посетила. Ну, про мои мучения писать сложно. Это мне нужно нажраться накуриться.
Но я напишу. Очень сложно.
Наконец-то я один.
Начну. Неважно, куда я должен был. Неважно.
Я, не спав накануне, как дурак, от нервов или. В общем, я ожидал ад, я получил. Но... Нетак, как я думал. Я ныл везде анонимно, как мне страшно, и... Заметил интересную херь. Это возбудило меня. Сама возможность сказать,
мне страшно, понимаешь, послужила хорошим таким спусковым механизмом. И, я решил не уходить, не кончив. Чтоб просто скинуть напряжение, и. Сделать это на обретеном триггере. Нувыпоняли)
Что там, это было бесподобно. Сама идея сейчас при оглядке в ее конкретном выражении,, вызывает у меня недоумение. Но при глубоком вхождении в транс все становится обьяснимо. Я пришёл в крайне романическое состояние после. Я хотел бы жить в этом состоянии... Но, как само собой, ныне я его утратил и утратил довольно быстро, лишь начав ненавистные сборы. Весь этот деловой настрой напроч вышибает романтику.
Я на нервах выбег из дому. Вся вот эта дерготня. Я в аду ее видел, да.
Ну да ладно. Я сел в транспорт, набитый утренними работягами. Было темно и бесперспективно, тягостно и безрадостнов то ледяное гадкое зимнее утро...
Я определённо родился здесь, в этой стране, чтоб быть поближе к аду, чтоб мучиться всю жизнь от холода и голольда.
Я дурак, чего там.
Я почувствовал, как начинаю погибать от холода, но это было терпимо.
А нестерпимо было дальше. Дальше мой неугомонный мочеточник решил, что пора. Он послал пару болевых сигналов в почки, дальше просто терзал уретру прибыаающей водой.
Я понял, что все хуже, чем казалось.
Мне нужно было очень далеко, дальше, чем обычно. Я мог бы вылезти пораньше, после сесть опять, но время! Я терял его. И я решил подыхать. Не знаю, как мне пришло, скорее от невыспанности, положить голову на стекло. И я, вот так, держа ее чуть набок, терпел и внутренне плакал.пиша,я пишу к невидимому гипотетическому понимающему читателю, хотя, по моему опыту, таких очень мало. Но иллюзия понимания ниипаться как согревает душу.
Итак. Я сидел и медленно погружался в великое ничто. Все стало каким то водянисто расплывчатым, смутным. Я решил не впадать в отчаяние, хотя был близок к нему. Я отвлекался видом за стеклом и смутно вспоминал и впадал в забытье. Я вдруг представил, что у меня очень очень большие глаза и это очень поэтичный вид придавало склонившись набок и с большими глазами. Я был еще скромен, а меня кто то безоговорочно принимает или примет. Да, вот так я страдаю беспонтово, а меня любят и принимают. Ибо, по неясной мне причине, моя уретра зачем то поддерживает связь с населением. Да, с тем что я так презираю, с людьми, с народом.
Далее, с горя, чтоб легче выдержать-а я неосознанно делал все для этого, я стал перечислять в уме буквы, ожидая ту, что позволит сделать это легче. Я нашел. Она синяя. И меня очень поддерживал синий цвет и оттенки его. И я видел, как меня в полумраке встречали огоньки каких то парадных и бредил, как я жил там с человеком, который тоже всю жизнь считал себя неудачником. Это его слезы подьялись на стекле и вокруг все стало слезно слюдяным.
И мы жили где то у воды, у моря даже, бедно и бесприютно и неудачники, да.
Столько этих слез... Непонятных.
И меня просто уносило от всего. Дальше. От всего мира. Я видел вывески, людей и я просто знал-у но сит. Я будто скончался и меня уносит куда то за пределы. Некоторые знают это, а кто то нет, но они смотрят на меня на остановках. Я не принадлежу, это не относится ко мне, каждый обьект напоминает мне о том, какой я лох и неудачник, ничего не добившийся лузер. Но... Уже все.
Уже уносит. И взгляд на остановках... Прям в душу, в середину груди. Ух. Они немного цепляли меня за живое, бередя старые социораны. Раньше я бы сел прямо, приосанился, принял позу, напялил маску.
Но... Я решил оставаться подобно неодушевленному обьекту в том же положении. Смотрят и смотрят. Меня уже тип нет. Я выдержал. Но вот сейчас, вспоминая, я чувствую, какого это, как это трудно, грубо и нелегко. У меня, пожалуй, не будет слов, чтоб передать этот социодискомфорт словами...
И по сю пору я думаю, насколько я гол пред взглядами, как это трудно их выдержать.
Мне нужно работать в этом направлении:выдержи­вать взгляды.
Ну так вот. Продолжу.
Я умирал. Именно так. Мои страдания были схожи с этим. Я мысленно иногда просил водителя, чтоб он не останавливался.
И я подумал, как вообще страшно-умирать. Ты просто ощушаешь мучения, ничего кроме.
Ты не знаешь, что ждет, и я еще, напомню, находился в неком поэтическом уныниии, поэтической грусти, которая позволяла мне выдержать, протянуть. Впрочем, осознание своего конца, поставило меня перед фактом, что грусть и упадочный настрой уже не помогают. Я умираю... Нет. Это не то. Да, может, я и умираю, но я буду жить. Я выживу. Я обязательно... Жить... Я живу. И вот это уже дало силы. Пусть обьективно я подыхаю, но я настроен на жизнь и душа как то вдруг обрела силу именно с настроем на жизнь!
Ну, вот мы у места выхода... Я был в трансе... Выскочив, я в полуосознанном состоянии побежал туда, где б смог отлить... И... Я сделал это! Я долго журчал, пошатываясь... Я готов был потерять сознание в процессе... Чесались десны.
Отлив до последней капли, я вышел.
Думаете, все? Ан, нет. Я еще не рассказывал про путь домой.
Сидя в искомом здании, я подумал, как человек реагирует на все. Скажем, на звук открывающейся двери. И прочие вещественные ощущения. На звук своего имени. Дух вздрагивает от звуковых колебаний. Это ли не зависимость. Я был протяжным в момент мучений. Это нужно было :протяжность, неторопливость. Вспоминая детство, я подумал, что я жил там какое то время с ощущением того, что я никогда не вырасту.
Что я так и буду ребенком. Никогда не взрослым. Оно нагоняло легкую тоску и безысходность.
Я находился там где то около шести ч. И не курил. Поэтому, выйдя, я первым делом закурил на обочине. И... Начал падать. Кое как вернул равновесие и пошатываясь, слабыми шагами, пополз на остановку.
Идя до нее, я думал, что трудом, именно трудом, я никогда не искуплю своей кармы. Потому что сколько бы я не трудился, сколько б не изнемогал, это как правило, убивало мою душу и не даровало решительно ничего. Абсолютно. Кроме горького опыта и измождения.
На остановке я увидел забегаловку, но решил не заходить, хотя есть хотелось.
Приблизился автобус, не мой, и, какая то старушка еле подползала к двери по сугробам, рискуя соскользнуть под колеса.
Водитель ее не особо замечал, она бухтела себе, мол, нашел где встать, никак не поднимусь, я крикнул на импульсе:"подождите­!" ведь я б не хотел увидеть ее под колесами. А позже подумал, ну какого хера я лезу все, может, она много грешила и это был бы логичный финал.
И мне б нужно меняться и просто наблюдать, не помогая отныне никому.
Социодоброхот, бля. Как бы я не ненавидел и презирал людей, я не хотел бы, обычно, их физических страданий. Чтож, решено. Меняюсь.
Я сел и мы доперли до нужной остановки. Там опять пересел, ессно, покурив и поев перед тем. И отлив!
И дальнейший мой путь ознаменован был уже моральными страданиями. Ибо я возвращался... Неудачником в любви. Мне была именно такая ассоциация, что вот, возвращаясь, я возвращаюсь потому, что претерпел неудачу в любви, гадкий недостойный лах.!!!
И вот уж я домысливаю, как меня выгнали из дома, чтоб я вернулся домой к себе, что идти мне сперва некуда и я непотребно обретаюсь рядом с вечерними мазиками и клянчу. А после меня уводят во тьму, на задворки и просто убивают. И я смотрю на асфальт и думаю,"позор", я позорен. Я ощущаю жгучую волну или жар позора. И, видя уютные жилища, внутри, я думаю, что эти люди будут жить здесь в тепле и уюте, что они заслуживают, а я нет.
Они преуспели в любви, нашли себе стабильную пару, а я нет. Им хорошо, а мне нет. Это было похоже на начало, когда я страдал физически,что вот, люди преуспели в амбициях и в обществе, добились, устроились, могут быть спокойны, а я нет. Я лах.
И, на одной остановке я увидел парня куркулистого вида и он смотрел, как я лежу на стекле с отрешенно растрепанным, безжизненным, непотребным видом. Он смотрел, не отводя взгляда. Он обладал или хотел бы быть выше, чем я. И я. Не отвел взгляда и буровил его. И, когда мы стронулись, я показал ему фак.
И слегка улыбнулся. Да, да. Дрова показали фак и улыбнулись. Я оставался собой перед взглядами, я оставался отверстым непотребством, лахом, дровами.
Я был расслаблен, я не играл.
Вот так то. На сем закончу.


пятница, 11 января 2019 г.
завтра никогда не наступит older than dead 21:55:39

faded spectre­ sings me to sleep


Смерть не впечатляет так же, как жизнь.

Вот уже сутки у меня нет собаки. Не ощущаю потери, вероятно потому что половину нашего с ней взаимодействия я на неё тихо раздражалась: она была простодушной и довольно глупой. Ну и да, она была не моим питомцем, но тем не менее я была за неё в ответе. Она прожила без малого десять лет в любви, ласке и избалованности, которыми её обеспечила мать. Я думаю, нет, уверенна, что у нас обеих Моника ассоциировалась с бабкой. Эта мысль у меня возникла, когда мы вчера с мамой возвращались под дымок и её безнадёжные всхлипы (терпеть не могу подобные картины плача, но вчера я просто уткнулась носом в ворот куртки и шла). Когда она мне позвонила, я успела лишь зайти в квартиру, но тут же вышла, как только она сказала, что Моника умерла, и у меня есть минут тридцать до закрытия клиники, чтобы попрощаться. Я не пошла на автобус, потому что ждать пятьдесят девятый --- это бесполезно прохлаждаться на крайне ветряной остановке. И пошла пешком. Пока шла, пыталась настроиться на тоску, как бы навевая печально-стыдливые мысли. Ничего, конечно, не вышло. Я просто шла, пока не увидела возле рынка пятьдесят девятый (что странно, ведь он такой капризный рейс, а тут и мне в обратную сторону шёл, и в «моё» направление ехал...), запрыгнула на него. Я подумала: может, мне куда-то зафиксировать свои мысли? Или просто как факт сообщить, мол, умерла собака, ничего не ощущаю и даже не знаю, на какое место надавить, чтоб почувствовать стыд за это? Нужно ли, чтобы обо мне плохо подумали? До того, как села, я вспоминала, насколько была равнодушна к смертям бабки и деда, последнего я, кстати, любила. По крайней мере, его я любила. Но мы виделись слишком редко, чтобы я могла дать реакцию на это? Иногда мне кажется, что я могла бы заскучать по нему. Просто нет времени. Единственная смерть, что впечатлила меня --- смерть морского свина Людвига. Всё. Я была мелкой и словила истерику. Но...я была мелкой. Вернее, мелкой-но-взрослеющ­ей --- и если непонятно к чему я веду, то сделаю прозрачнее: примерно в том возрасте появились первые месячные, а потому настроение позволяло себе скакать с размахом от нуля до сотни накалом. Или дело в этом, или в том, что я намеренно ищу причины для эмоций вместо того, чтобы искать поводы для них. Возможно. Возможно. Вспомнила! Другая свинка умерла в мой двенадцатый или тринадцатый день рождения. Мы ехали к неважно-кому за город, Троицк. Ехать на машине долго. Стояло непосильно жаркое лето. Монику поили с бутылочки, а свинку --- нет. Почему-то никто не подумал, что она может жариться. А ведь она сидела в переноске, большей её всего на пару сантиметров...или на один. Визуально уже не вспомню. Она откинулась, потому что свинки сами по себе мрут как мухи, а тут ещё подсобила погода, действительно душная. Кажется, я хотела как-то обвинить себя в её смерти, но убедить себя не удалось. Я просто хотела провести день рождения. Но у подруги (за неимением лучшего описание данного персонажа) была аллергия на шерсть. И это не остановило нас перед поездкой в конюшню. Не помню, она умерла, когда день рождения наступил или уже под конец дня? Я помню, что мы её закопали в коробке из-под обуви. Людвига, кажется, так же. У него смерть была действительно производящей впечатление. Он разболелся. И когда мы его в последний раз держали на руках, он плакал. То есть...я не знаю, что это было. Может, это реакция слизистой глаз на какой-то необратимый процесс или что-то ещё. Но суть в том, что умирающий зверёк пускал слёзы. Неважно, чем это объясняется. Важно то значение, которое приобрела сия картина в глазах осмысляющего человека. Лирика. Возможно, более душещипательного зрелища я в жизни не смогу наблюдать. Даже сейчас меня это тронуло, пока я писала. Нет, не зрелище. Я почти ничего не помню, прошло практически десять лет с того момента. Ощущение беспомощности? Ну, нечто такое тонкое-претонкое, неуловимое и «луко-раздевающее».­ Я не плакала по бабке. Изображала, конечно, глубочайшую подавленность, но трепетало меня это событие не больше пыли в чужом углу. Где-то в глубине себя я осознавала облегчение и радость. Эта карга больше не будет устраивать террора. Я этого ждала. И я этому готова радоваться и по сей день. Все, кто с ней работал, кому она содействовала и ради кого добивалась справедливости, был убиты горем. Не знаю, насколько искренне. Мне было, на самом деле, плевать. Её смерть означала так же и то, что я не буду смотреть на этих престарелых кадров, у каждого из которых найдётся целый букет нездоровых тенденций и синдромов (один такой кадр переложил с больной головы на здоровую, на мою здоровую, но это не час откровений по аспектам моей жизни, да и этим дерьмом делиться не хочется ровно так же, как не хочется подавать дерьмо на стол даже самым дерьмовым гостям --- паршивые люди, может, и заслужили навернуть половник говна, а вот кухня, стол, посуда: они ничего тебе не сделали, чтобы получить такое обращение; да и самому себе нужно так уж постараться нагадить, чтобы быть достойным сервировать экскременты). Эта женщина любила себя. Она любила косметику. Она любила путешествовать. Зачем она заводила себе дочь? Зачем? Если ещё замужество --- чёрт бы с ним, но почему она рожала мою мать, если была такой передовой, активной и самодостаточной? Не знаю, в общем, это риторика, не обращение, просто слишком странно для плотного эгоиста создавать ребёнка и не избавляться от него. Она любила своих пенсионеров. Обожала все эти движения, все документалки, которые снимались, она ходила и добивалась у некогда мэра Москвы Лужкова внимание. Она нашпиговала мне детство девятыми маями так сильно, что нет ничего удивительного в моём отвращении к идеи патриотизма. Но терроризировала она меня не этим, просто некоторые вещи можно вспоминать с иронией, глядя на себя нынешнего. А некоторые вспоминать бессмысленно, даже если они ироничны. Просто скажу, что вся моя личность грозится свестись к личности моей бабки. Всё дело в эгоизме. Я по-настоящему выходила из себя только в те пару случаев, когда дело воистину касалось проделанных мною трудозатрат. Деда я любила, но, видимо, он не стоил моих эмоций, в отличии от какой-нибудь там защиты на старшую категорию. И вот объясняй-не объясняй: дед-то в жизни бывает один, а таких мероприятий --- целый воз, стоит ли оно того? Когда я дошла до клиники, то всё думала, что мне придётся опять строить кислую мину, потому что за это не осудят. Я не сразу нашла кабинет, благо, их там всего штуки четыре или пять. И вот я захожу в последний по счёту. Там сидит мать слезами обливается. И на кушетке лежало пятнистое тело под клетчатым пледом. Очень нежное мягкое ушко и висок очень шелковый. В районе рёбер было совсем тепло. Мать как будто ходила на курсы правильного страдания. Театрального, что ли. Я не ходила. И я не знала, как должна выглядеть моя панихида. В каком месте гладить, чтобы правдоподобнее? Я не знаю. Вроде бы я даже пустила слезу, но я всю дорогу выдавливала хоть какую-то обратную связь на событие, поэтому к гадалке не ходи --- вымученная это была влага. И грусть тоже вымученная. Мы вышли из кабинета, я села. Мама стала одеваться. Попрощалась с доктором, которая в кабинете пускала успокоительные речи: она у вас хорошо жила...жила в любви и ласке...ну, ничего, срок десяти лет приличный...а это от вас не зависело...диабет --- это всего лишь склонность...конечн­о, спаниэли и пудели --- все они склонны от него умереть. Пару дней назад я ходила в кино, когда мама повезла собаку в ветеринарную лечебницу. Ничего серьёзного, похоже на отравление: с кем не бывает, поголодала бы, порыгала бы, ничего, с кем не бывает; ну трясётся, ну слабенькая, ну кислая --- ничего, с кем не бывает. Мы созвонились с мамой. Я говорила о том, что иду в зоомагазин покупать Монике тот-самый-корм. А мама говорит, что не нужно, потому что врач предложил временно исключить сухие корма и посидеть на диете из творога и кашек. Она сказала, что врач приказал жить до двадцати лет. «Им тоже нужны деньги» --- сказала я, когда мы возвращались из лечебницы. А мать не переставала причитать и искать виноватых. Вспомнила про комок шерсти перед дверью --- это проклятье, нас прокляли. Вспомнила, как уставала от собаки. Вспоминала, как на всякую болячку Моники её подруга-коллега реагировала как на отмазки в стиле «вечно у вас всё не слава богу», как будто у неё в прошлом году не было целого перечня проблем с её Лерой (кстати, я на репетиторстве с ней подрабатывала в дипломный год, и честное слово, более глухой стенки из тупой невосприимчивости я ещё не встречала (на тот момент) --- это чадо с меня ростом и крупнее меня в габаритах с довольно отталкивающим дефолтным выражением лица только под крик своей мамки могла хоть что-то выдавить; вечно ждала, когда я сама отвечу на собственный вопрос, она приучена к тому, что лучше быть глупее пробки, чем допустить ошибку или вообще чему-то научиться: да и стоит ли удивляться такому отношению, если мамка всю жизнь росла троечницей, всегда всё делала абы как (я знала это и на практике) и всегда-всегда находила оправдание для недалёкости: вот вам и дисграфия как причина неграмотности, а так же пр. и пр.). Почему-то дети воспринимаются как причина, чтобы взять отгул на неделю. А животное, чтобы передвинуть график одного дня на два часа с полной отработкой, --- это уже симулянство. Двойные стандарты. Прям как моя начальница в легкую может взять день отоспаться и работать удалённо, потому что на днях ездила в другой город и устала, и так же в легкую может говорить, что «мы не согласовываем приход на час позже, потому что ты хочешь поспать --- даже с учётом отработки». Не знаю почему, но я вспомнила. И да, я знаю, что она себе может такое доверить, а мне --- нет, потому что не хочет избаловать меня лишней вседозволенностью. Монику мать очень избаловала. Не хочу бросать обвинения, но будь у собаки диета из того рациона, что ей положен, то никакого диабета ей не светило бы. Мы его...пропустили. С кем не бывает. Моника меня доставала. Была шумной и пыхтящей. И она ассоциировалась с бабкой. Пока та болела и была жива, матери посоветовали купить собаку, чтобы бабка мотивировалась на прогулки с ней, чтобы собака грела и лечила. Мать соврет, если скажет, что не ассоциировала Монику с бабкой. Она всегда заверяла меня в том, что ей тяжко быть в доме одной, её всякое преследует. Я не верю в порчи, не верю в предзнаменования, не верю в преследующих призраков. Но я могу поверить в тяжесть переживания смерти собственного родителя. Мне не доводилось ощущать, но это что-то из разряда очевидного. Это ведь всегда приносит людям боль? всегда, когда они привязаны и любят. Я привязана, по-моему, только к себе. Меня всё время упрекают в моём эгоизме. И в том, что для меня нет ничего важнее самой себя. И вообще я сухая и твёрдая, но мне почему-то нравится представлять со стороны, как идёт заплаканная мать. И иду я с каменным лицом и, вероятно, каменным сердцем. Но возможно я буду скучать. Это вроде и избавление, но и не такое, как предыдущее. Всё-таки я любила потискать Монику, полюбоваться на неё, иногда я с вниманием была готова заботиться... Даже сейчас событие, под которым я пишу, меня интересует не с точки зрения своего влияния на меня по причине самого события как такового. А по причине того, что я рефлексирую касательно собственной личности. Моя жизнь и моё существование меня куда больше впечатляет, чем произошедшая смерть. Я не говорю, что это плохо или хорошо. Просто так обстоит дело --- вот и всё.
Вот и всё.

'Venum  
­­

Венум – небольшой необитаемый тропический остров в Тихом океане.
На первый взгляд, он ничем не отличается от других островов.
Вы тот, кто попал на этот остров вместе с другими людьми.
Почему вы оказались тут? Что это за место? Как отсюда выбраться?
Ответы на эти вопросы придется найти самому.
Выжить на необитаемом острове будет непросто. Вас поджидают не обычные животные, а настоящие чудовища.
Зашли в глубину джунглей? Считайте, что попрощались со своей жизнью.
Если же вам повезет, и монстр вас не съест, выбраться из джунглей будет сложно.
Сам лес пытается вас запутать.
Казалось бы, ответ очевиден. Нужно не ходить в джунгли и жить у берега с другими людьми, но и тут все не так просто.
Ведь шанс выбраться с этого острова есть, но только при том условии, что вы останетесь на нем один.
Игра на выживание, где приз — собственная жизнь.




Idea by ­Kota;
Implementation ­Нед
Copyright © 2019—20** BeOn.


Категории: Информация
четверг, 10 января 2019 г.
Nebel im Kopf Misсhling 22:41:20
Тяжелеют глаза, помутнённые дымкой дурмана;
В них блестят городские огни.
В золотой сладко-приторной чаше густого кальяна
Догорают пустые угли.

Спёртый воздух лениво хватают иссохшие губы.
Гулким эхом доносится смех.
Меж пульсаров-висков надрываются медные трубы,
Треск и звон полуночных утех.

Сплетены как колосья в венке разговоры и песни;
Тихо тлеет вдали внешний мир.
Разум чистый, свободный на час от обыденной спеси
Погружается в темный эфир.



Музыка Circlesquare - 7 Minutes
показать предыдущие комментарии (4)
22:50:56 Misсhling
Ich habe am Morgen eine Pr fung in Deutsch, darauf habe ich mich gar nicht vorbereitet. Das ist meine bung so zu sagen, haha
22:52:06 Misсhling
Nah, Umlaute kann Beon nicht
22:53:10 эскамильо
Ich wuensche dir total viel Erfolg bei der Pruefung, das schaffst du zu hundert Prozent! Es klingt bei dir so nach einem guten Deutsch
22:57:34 Misсhling
Ah, vielen Dank. Ich bem he mich unbedingt.
Бочкович Кирилл Васильевич герой Советского Союза чтобы помнили Viktor Efimov 20:55:51
 ­­


Бочкович Кирилл Васильевич
род. в 1918 в с.Саврань, ныне пгт Савранского р-на Одесской обл.,
в семье рабочего.
Украинец.
Член КПСС с 1944.
Образование н/среднее.
В Военно-Морском Флоте с 1939.
Окончил электромеханическую­ школу учебного отряда Черноморского флота.
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941.
Заместитель командира отдельного взвода ПВО 584-го отдельного
батальона морской пехоты (Одесская ВМБ, Черноморский флот) кандидат
в члены КПСС старшина 2 статьи Бочкович в составе десантного отряда
под командованием старшего лейтенанта К.Ф.Ольшанского высадился в тыл
противника в ночь на 26.3.1944 в порт г.Николаев.
2 суток отряд вёл кровопролитные бои, отбив до подхода наших
войск 18 ожесточенных атак противника. Погиб 24.8.1944 при освобождении с.
Жебрияны (ныне Приморское Килийского р-на Одесской обл.).
Звание Героя Советского Союза присвоено 20.4.1945.
Награжден орденом Ленина,
Красного Знамени,
медалями.
В Николаеве открыт Народный музей боевой славы моряков-десантников­,
воздвигнут памятник,
их именем названы сквер и улица.
В г.Котовск Одесской обл. у сахарного завода установлен бюст Героя,
а в с.Приморское его именем названа улица.

К. В. Бочкович был единственным в составе десантников, принимавших
участие в освобождении города Николаева, кто не был ранен и сразу
смог продолжить участие в войне, вернувшись в 384-й батальон морской пехоты.
24 августа 1944 года в районе села Жебряины (Килийский район Одесской области)
Кирилл Васильевич погиб во время проведения десантной операции. Похоронен в Одессе.
Михаил,это что такое? СyNцNдница в сообществе ... 18:33:27
­­
это ведь важный экзамен, да? b0rusha 09:17:31
уже неделю пытаюсь заставить себя готовиться к экзамену по информатике
если честно - один раз даже получилось
но я так ненавижу учить что-то, меня так воротит от этого
грустно что по единственному предмету которому я радуюсь в универе у меня НЕ АВТОМАТ
хотя было бы хуже если бы я попала на экзамен по высшей математике
кстати мне приснился сон с моей подружкой-одногрупп­ницей где мы обсуждали что наш препод по информатике на лекциях все с википедии прочитал, мда
я как обычно бесилась, а она одногруппница говорила что так даже проще готовиться
странно все блин
а ещё мне признался уже второй парень за этот месяц
хотя весь прикол в том что один из них бывший который сожалеет что бросил меня а второй просто долбоёб дебил, который только сейчас это понял
четыре мать его года спустя ну да не суть
армия меняет людей это да
блин припозднились вы чего-то у меня как бы парень есть
если что я не хвастаюсь


Музыка Stephen - Play Me Like A Violin
11:22:53 el duderinо
Вот это страсти у тебя там творятся
. Leo Poignant 08:46:07
Она слушает крики. Каждую минуту она слышит, как кто-то кричит. На неё, на кого-то, на себя, или в стену. И с каждым часом терпеть становится все легче и легче. Потому что она должна это терпеть. Или потому на неё так действуют успокоительные? Успокоительные, которые она принимает в ужасном количестве по три раза на день. Иногда ей кажется, что ещё немного, и её мозг просто не выдержит. Более вялые движения, вялая речь и заторможенное восприятие. Ещё чуть-чуть. Ещё немного. Ещё совсем немного, и она сойдёт на "нет". По крайней мере так считает тот, кто решил приехать к ней. Глупый, незатейливый парень двадцати трёх лет посмотрел на неё с ужасом в глазах. Она смеялась. Смеялась, когда хотела плакать. Да, так и нужно, она умница. Она решила разрушить себя, чтобы потом собрать заново, но так, как ей самой захочется. Она закопает себя заживо, прежде чем научится делать это с другими. И, кажется, прежде чем подпишет свою дату смерти. К двадцати годам. Как все время и хотела. В чем уверены и на что надеются остальные.
Сегодня я отпустила самого важного в своей маленькой жизни человека. Сегодня этот человек сказал, что готов быть со мной. Сегодня я поняла, что, спустя столько лет она мне попросту не нужна. Сегодня я впервые за пять лет, одиннадцать месяцев и три дня вздохнула свободно.
.... огнесручий какаду 05:09:45
Застрелите меня если я когда-нибудь сойду с ума и придумаю сюжет в котором два человека стали "всем миром друг для друга" и это не будет историей о том как преодолеть зависимость и ПЕРЕСТАТЬ быть всем миром друг для друга. (С)ВОЖДЬ

Особенно пугают "я не могу без него жить, я без него ничто!" (c)

А ЧО ТАКОГО!!!!!!!!!!!!!­ЭТО ЛЮБОВЬ НАСТОЯЩАЯ!!!!!!!!!!­!!!!!!МЕНЬШЕГО И НЕ НАДО!!!!!!!!!!!!!!!­!А ВЫ СКОТЫ БЕССЕРДЕЧНЫЕ ЛЮБИТЬ НЕ УМЕЕТЕ!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!СВОЛАЧИ­ БЕССЕРДЕЧНЫЕ!!!!!!!­!!!!!!!!!САМИ НИКОГО НЕ ЛЮБИТЕ И ДРУГИХ УБИВАЕТЕ СВОИМ БЕССЕРДЕЧИЕМ ЧТОБ ВЫ СДОХЛИ!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!МРАЗИ!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!ЧТОБ ВЫ СДОХЛИ!!!!!!!!!!!!!­!1ГОРИТЕ В АДУ ПАСКУДЫ!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!

Категории: Травля
17:21:58 Гость
Это не любовь, это невроз и нездоровая зависимость, с таким к психотерапевту надо бежать.
17:38:24 огнесручий какаду
ГОВНА ТЕБЕ НА ЛОПАТЕ!!!!!!!!!!!!
среда, 9 января 2019 г.
В чем счастье?... XeniaKo 21:59:22
Не знаю, насколько уместно говорить о грехах мне, человеку абсолютно не религиозному, но отчего мы люди так грешны скверной? Нет, я сейчас не о матерных словах или плотских утехах, а о той скверне, которую мы впускаем в свое сердце, становясь... несчастными?
Безусловно, нести в мир лишь добро и позитив - задача одна из сложнейших, да вот только о каком мире можно говорить, если в свою собственную жизнь мы не можем донести идею о том, что мы абсолютно счастливы? Да - есть проблемы, да - есть трудности, да - в стране кризис и бедность, да - у кого-то нет машины, а у кого-то ног, да - так оно все.. И что, блин, теперь? Нам ведь не обязательно радоваться каждой секунде, которую мы еще, К СЧАСТЬЮ, живы... Хотя чем не счастье? Дышишь вроде, мыслишь, даже что-то крякнуть пытаешься.
Вот я, например... Третий день уже пишу запись о том, как меня все заебало, и че блять? Я, правда, не могу долго выносить этот ебаный негатив. Даже тогда, когда меня волной захлестнули отрицательные чувства, я поняла, что я, ебать меня конем, просто рада ощущать этот всплеск эмоций! Каждой клеточкой своего несимпатичного тела я ловила и гнев, и радость, и скорбь, и любовь.. И что же дальше, ну? А дальше самое главное...

Ты живешь.

В бедности, в богатстве, в здравии, в болезни, в одиночестве, в обществе, в центре города иди в жопе мира - неважно! Ты живешь и точка. И у тебя уже есть миллион причин, чтобы быть самым счастливым человеком на свете.

Пожалуй, кое-что расскажу. Однажды, волей судьбы, занесло меня в секту к харизматам. Интересные люди, интересное движение, можно поразвлекаться и немного отвлечься от бренности своей ничтожной жизни, но все-таки... Какую же правильную речь задвинул в тот день лектор, который выступал самым последним. Он говорил о том, что не нужно допускать в свое сердце плохие мысли и чувства, иначе твое сердце засорится и ты не сможешь увидеть красоты этого мира. Он еще много чего за это говорил и, черт возьми, был прав! Ведь, кто знает, может, отсюда и идут все наши беды? Даже психологи говорят: "Меньше нервничайте - от нервозов все болезни".

И сейчас, задумываясь об этом, я понимаю смысл когда-то увиденной мной цитаты из Вконтакте. Не помню, как точно она звучала, но идея примерно была следующей: "У взрослых и детей есть одно главное отличие - взрослые ищут счастье вокруг, а дети несут счастье в себе". И пусть это будет десять тысяч раз сказано красиво, но, кажется, вопрос остается открытым - в чем счастье? Как понять, что ты счастливый человек? Как превратиться в ребенка хоть на одну жалкую минуточку и разобраться в том, что действительно важно для тебя и твоей радостной жизни?

Когда на меня обрушился этот вопрос, я, честно признаться, не знала, что и ответить... Я, как бы вроде, всегда считала себя счастливой, но в чем счастье заключается для меня, я, почему-то забыла... Мне потребовалось время, чтобы понять, осознать по-новой и напомнить себе о том, ради чего я живу и что заставляет меня вставать по утрам, улыбаясь этим пасмурным городским высоткам.

И тут я как бы невзначай оставлю свое старое "белое" стихотворение, которое я писала, захлебываясь слезами от того, как сложно все-таки переоценить это быстротечное мгновение жизни.

Мне душно смотреть
на это холодное осеннее солнце..
Мне страшно терпеть
эту жестокую реалию во сне…
А через десять небес, когда на закате
волос моих эхо коснется
Весь мир из меня станет морем плескаться во мне…

И я, действительно, писала правду в каждой строчке, в каждом слове, как чувствовала это сама, ведь меня всегда будет греть солнце в любое время года, всегда будут пугать кошмары больше, чем мои жизненные трудности, и я всегда буду кричать о том, какая я счастливая, потому что я не перестану дарить себя и принимать других.

Ну, так что, в чем же счастье?

Мое гребаное счастье -...

...Это просыпаться по утрам и знать и чувствовать, что ты жив, что ты дышишь, слышишь, ощущаешь свои конечности на месте, потому что я действительно ценю эту ебанутую жизнь. Ценю, потому что на самом деле поняла ее ценность однажды и навсегда. У меня случился нервный срыв и я, решившаяся распрощаться со своим бессмысленным существованием, держала в руке острое лезвие и плакала от того, какая же я, оказывается, дура. Я поняла это тогда, когда мне едва стукнуло десять лет. С тех пор, каким бы трудным ни был период в моей жизни, какие бы плохие и озлобленные люди ни встречались на моем пути, какие бы препятствия ни учиняла мне судьба, я ценю это все и благодарю каждым своим новым вздохом жизнь за то, что она еще продолжается. А ведь она так много раз заканчивалась в моем страшном мне, который я видела на протяжении двух лет, где меня хоронили в сером гробу и закапывали этот гроб глубоко-глубоко под землю. Кто знает, может, меня так и похоронят в сером неудобном ящике, но сейчас это совсем неважно.

Мое счастье -...

...Это видеть улыбку любимых людей и гордиться тем, что именно ты стала причиной этой улыбки. Так уж вышло, что со временем я научилась радовать тех, кого по-настоящему люблю. Сердце уже на автомате делает те вещи, которые способны вызвать улыбку на лице моей маленькой сестренки, родной бабули, милой подруги, любимой учительнице, бывшего парня. Разумеется, я все еще часто задаюсь вопросом, чем же я заслужила эту любовь именно с их стороны, но каждый раз я бескрайне рада, что меня любят просто так, безо всяких на то причин. И я люблю их всех